A really BIG fish (bfish) wrote,
A really BIG fish
bfish

Черный отряд

Весной я написал некоторое количество вводных и прочих текстов к игре "Черный Отряд" (по одноименному произведению Глена Кука). В принципе они все опубликованы в группе игры, но я подумал, что часть из них стоит перенести сюда.

Особенно развесистой получилась история Госпожи и ее сестер. Фактически можно считать это фанфиком по Черному Отряду )

Баалхамон



В 172 году до С.В. чародей Баалхамон объявил себя королем Топаза. Топаз издревле был торговым полисом ючителле и подобно всем самоцветным городам моря Мук был республикой. Много крови пришлось пролить чтобы безумный колдун с именем как будто из потраченной молью древней хроники был принят городом в качестве короля.

Диана Ферра, колдунья и наследница наиболее влиятельного из аристократических домов Топаза стала его женой. Для этого, впрочем, ему пришлось погрузить ее в магический сон. Одни говорят, что это было связано с ранами, которые она получила во время обороны Железной Башни, когда люди Баалхамона захватили город, другие считают, что Король погрузил свою супругу в сон, так как был настолько омерзителен, ей что она не могла выносить его присутствия.

Так или иначе официальные хронисты написали, что Диана была заколдована злым колдуном без указания каких-либо подробностей, что, если вдуматься, не такая уж неправда.

Баалхамон был невысокого роста толстяк с вечно блестящей от пота лысиной и длинной седой бородой, которую он заплетал в три косички. И хотя он одевался и вел себя как жители далекого юга, черты лица и цвет глаз выдавали в нем северянина.

Диана, типичная дочь народа ючителле, высокая, черноволосая, с резко очерченным аристократическим профилем, считалась в те времена сильнейшим магом самоцветных городов на обеих берегов моря Мук. Весьма странная пара, но, к счастью, никто не видел их вместе.

После захвата Топаза большая часть зависимых территорий отказались признавать короля и образовали республику Вий. В 163 году некто Глорио, баронетт Сенджак, даже организовал поход против Топаза, но при приближении к городу был сожран червями, вылупившимися из его глаз.

Баалхамона в свою очередь мало интересовали завоевания, да и вообще политика. Большую часть времени он посвящал магическим ритуалам и исследованиям. Железную Башню он переоборудовал в обсерваторию. Он провозгласил своим гербом изображением кометы, и объявил о неизбежном приближении диковинного светила, которое должно было ознаменовать собой приход истинного царя и наступление Века Величия. О том, что он организовал в подвалах башни, ходили противоречивые, но неизменно жуткие слухи. Зато доподлинно известно, что Баалахамон скупал свитки и книги, о чем объявил максимально широко во всех землях цивилизованного мира. Цена была щедрой, поэтому со всех краев света торговцы везли в Топаз древние фолианты и даже глиняные таблички. Библиотека Топаза, в которую по указу Баалхамона был организован свободный доступ “любому порядочному человеку, который смог доказать свою ученость” вскоре прославилась на весь мир. Ее последующая гибель в огне во время Разрушения до сих пор считается книжниками всего мира величайшей утратой древности.

В числе прочих пророчеств Баалхамона (которые он извергал с завидной регулярностью) было пророчество о том, что его сыну суждено стать Царем Мира. В связи с этим консумация его странного брака не заставила себя ждать. Диана родила Баалхамону 13 дочерей: Абигайль, Астарту, Бьянку, Диану, Герру, Кину, Лючию, Миру, Неру, Флору, Шуду. Имя последней дочери точно не известно, так как Баалхамон упорно считал ее сыном. В последующих хрониках она фигурирует как Тиннит.

13 сестер

Безумие Баалхамона год от года крепло. К счастью по большей части оно мало касалось горожан. Управление городом постепенно снова переходило в руки аристократических фамилий, и хотя Баалхамон не проявлял интереса к подчинению окрестных земель, его решимость защищать город не вызывала сомнений. Это обстоятельство в определенной степени развязало руки аристократии и вскоре Топаз вернул себе былое величие на море и в торговых делах.

Лишь одно обстоятельство осложняло внешнюю политику. У ючителле, как и у многих других народов, было принято скреплять союзы и мирные договоры браками. Баалхамон же объявил что претендовать на руку какой-либо из его дочерей может лишь человек, имеющий сильный магический дар, благородное происхождение от претендента же вовсе не требовалось. Это шокирующее обстоятельство знать Топаза пыталась по возможности не афишировать, но довольно скоро в город потянулись в поисках богатства и славы всевозможные фокусники, скоморохи, факиры, звездочеты и гадатели на кишках. Первых два десятка Баалхамон проверил лично, но потом поручил эту обязанность своему ученику, Хаматабну. Хаматабн воспринял свою задачу довольно прямолинейно, и просто убивал претендентов, удушая их своим колдовством.

– Вряд ли тот, кто не может защитится от столь простого заклинания, может считаться талантливым волшебником, – пожимал он плечами, когда его упрекали в жестокости.

Хаматабн сыграл существенную роль в последующем падении Топаза, поэтому остановимся на его персоне подробнее. Само имя дал ему Баалхамон, сверившись с книгой врат, которую он использовал для своих безумных пророчеств. Сам Хаматабн происходил из городка Праща, что находился на северо-востоке Вия, к югу от Алоэ.

В 150 году до С.В. город Праща был уничтожен жутким пожаром, вскоре после которого Хаматабн появился в Топазе. По его собственным словам в Праще он был храмовым послушником и обучался грамоте. Хаматабн искал в городе пристанища и какую-нибудь работу, и вовсе не метил столь высоко, как в итоге вознесся. Однако звезды указали Баалхамону на этого юношу и он взял его в ученики. Хаматабн ответил на оказанное доверие безоговорочным подчинением и полным принятием воли учителя. Очень быстро он стал руками и глазами Баалхамона. Многие пытались подкупить его или склонить на свою сторону, надеясь таким образом обрести влияние на Короля, но тщетно. Казалось, что у Хаматабна вообще нет никаких своих устремлений кроме всепоглощающего служения своему учителю. Большинство государственных постов в Топазе были закрыты для простолюдина, и многие аристократические фамилии города предлагали принять юношу в свой род, но он всегда отвечал что не мыслит для себя никакой должности кроме звания ученика Баалхамона.

Неудивительно, что вскоре юноша стал пользоваться большой популярностью среди дочерей Баалхамона. Ведь других женихов все равно не было. Различные грязные слухи поползли по дворцу. Чтобы положить этому конец (или просто действуя согласно очередному безумному пророчеству) Баалхамон объявил, что отдаст одну из дочерей своему ученику. Какую именно должны были указать звезды. Пока город, шокированный известием, переваривал новость, Баалхамон и Хаматабн, запершись в обсерватории, вглядывались в ночное небо.

Дальнейшие события описываются хронистами очень по-разному. Многие хроники погибли при сожжении Великой Библиотеки, а целый ряд других на самом деле датируются 30-ми годами Владычества, хотя и написаны в старом стиле на западном диалекте ючителле, на котором говорили в Топазе и Вие.

Итак, звезды указали на Бьянку (Астарту, Герру, Флору или Шуду) по другим версиям. Хотя внимательное изучение исторических документов указывает на то, что Флора в то время еще не родилась.

Бьянка, узнав о выборе отца, пришла в ярость. Сказав, что никогда не подчинится этому унизительному решению, она предложила Хаматабну выбрать одну из ее похотливых сестричек, которые лазят по ночам в окно его спальни. Сама же Бьянка заперлась в своих покоях и предложила всем желающим попытаться взять их штурмом.

Магический талант и строптивый нрав Бьянки были хорошо известны в городе, поэтому желающих уговорить ее выйти не нашлось. Баалхамон отнесся к происходящему равнодушно, сказав, что дочери нужно свыкнуться с помолвкой и со временем она изменит свое мнение, пока же нет ничего плохого в том, что она посидит у себя и поразмыслит над дочерним долгом.

Следующей ночью в железной башне случился страшный пожар. Покои Бьянки выгорели дотла. Сама Бьянка то ли и погибла, то ли получила чудовищные увечья.

В довершение всего утром обнаружилось что Хаматабн пропал, а вместе с ним пропала сестра Бьянки Нера.

Баалхамон приказал искать их по всему городу, блокировать дороги и гавань. Но спустя месяц добровольной осады, нанесшей немалый урон торговле, объявил, что его дочь и ученик погибли, пытаясь потушить пожар. Это версия сколь невероятная столь и удобная была принята городом единодушно. На этом блокада города и поиски пропавших закончились.

Это событие сильно изменило Короля. Первым делом он отменил свой указ о том, что мужем одной из его дочерей может стать только колдун. Во-вторых, Баалхамон позвал в Топаз священнослужителей разных богов и религий со всех концов света, обещая им защиту, покровительство и помощь в постройке храмов, с одним лишь условием, что они будут неустанно молиться своим богам о даровании Баалхамону сына. В-третьих, Король приказал отправить посольство в Вий с целью заключения мира.

Аристократия Топаза рукоплескала новой политике Короля, славила его мудрость, желала ему здоровья, долгого правления и, разумеется, сына.

Вскоре после королевских указов новые сваты не заставили себя ждать.

Через два года Абигайль вышла замуж за Аристарха Гилбери из Опала, еще через год Астарта (по другим данным Герра) вышла замуж за синдика Берилла Максимуса, а Кина уехала с ней, чтобы выйти замуж за какого-то загадочного южного короля-жреца. Через год, в 116 году до С.В. Мира вышла за сына правителя королевства Глена, Кулана из народа Теллекурре.

Еще через четыре года Диана (или Бьянка) вышла замуж за Ворона, короля-колдуна города Лоза.

Больше всего хлопот доставила Лючия, которая после помолвки с Георгием Кареро из Граната внезапно сбежала практически из под венца с каким-то бароном теллекурре из богом забытой местности носящей варварское название Выступ или Клин, где-то на севере. Он прибыл в Топаз по торговым делам и назвался Брайан, но скорее всего как это принято у теллекурре скрывал свое настоящее имя.

В 72 году до С.В. Шуда (или Астарта?) выходит замуж за Патриса Сарто из Граната.

А на следующий год боги (сложно сказать какие именно) даровали Баалхамону сына. Так объявили жрецы и город на неделю погрузился в безудержное ликование. Мальчика назвали Тиннит.

Баалхамон сильно постаревший и практически полностью безумный был сам не свой от радости. Он немедленно объявил младенца принцем-наследником. На всех государственных церемониях вслед за за носилками Короля (старик не мог самостоятельно передвигаться) носили люльку с ребенком.

Падение Топаза

Воистину это время было золотым веком Топаза. Став крупнейшим торговым, ученым и религиозным центром, Топаз затмил собой все прочие самоцветные города ючителле. На весь мир гремела его слава, а его огромные рынки, причудливые храмы и богатые дворцы привлекали торговцев и паломников со всего мира. Немалую долю славы добавляла городу и Великая Библиотека.

Время это продлилось немногим более 20 лет. Виной всему были теллекурре, этот дикий и жестокий народ. В 74 году до С.В. Кулан из Глена совершил ряд жестоких набегов и разорил Вий. При посредничестве послов из Топаза удалось примирить теллекурре с Вием. Однако угроза севера не исчезла, а лишь отступила на время.

В 49 году с севера пришли вести о том что некто Эрик Безотчий из Воландера объявил себя верховным вождем теллекурре и завоевал Глен и Можжевельник. Бароны Вия воззвали к Топазу и другим самоцветным городам с мольбой о помощи. Слухи с севера говорили о несметных полчищах варваров и темном колдовстве огромной силы.

Ючителле восприняли угрозу со всей серьезностью. Галеры, полные наемников, устремились в Топаз. Вскоре на север из города выступила армия столь могучая и блистательная, коей еще не видывал свет. Доблестные кондотьеры, закаленные десятками битв, вели в бой тысячи превосходно экипированных бойцов. Шлемы и доспехи сверкали на солнце, в небе гордо реяли стяги славных домов Юга. Армию возглавил сын Баалхамона Тиннит.

Сам старый король приказал вынести себя из Железной Башни, чтобы проводить войско. Вместо напутственной речи он рек очередное свое безумное пророчество:

– Ступай Тиннит, если ты действительно мой настоящий сын, как предсказано звездами, ты покроешь себя славой и станешь Владыкой Мира, если же нет, то пусть жестокая смерть станет нашим уделом, – сказал он и обессиленный упал на подушки.

На удивление о великой битве в Горбатых Холмах осталось крайне мало свидетельств. Одни говорят, что южане многократно превосходили северян в числе и строевой подготовке, а также были лучше вооружены и экипированы, поэтому с легкостью выиграли первое сражение. Другие рассказывают что Эрик, видя превосходство противника, заманил кавалерию южан в жуткую ловушку меж холмов, где обрушил на них черную магию и чудовищных тварей, которых теллекурре привели из северных лесов. Лишь один эпизод все хронисты пересказывают одинаково. Переломным моментом битвы стал магический поединок между Эриком и Тиннит. Оба показали себя искусными магами, и долгое время Тиннит, который вступил в бой со свежими силами, казалось, побеждал измотанного сражением Эрика. Но тот вновь и вновь поднимался в бой после казалось смертельных ранений. В конце концов Тиннит проиграл бой. Кондотьеры ючителле смогли оттеснить северян и отбили раненого предводителя, но не смогли спасти его жизнь. Некоторые источники указывают, что Тиннит приказала своей служанке убить ее, чтобы не превратиться в живого мертвеца, что бы это ни значило.

После сражения обе армии понеся тяжелые потери отошли на исходные позиции. Эрик через послов вступил в переговоры с Баалхамоном. По условиям мирного договора, Вий прекращал свое существование как независимое государство. Его восточные территории отходили к Эрику, западные же, включая главный торговый город Трубу, становились протекторатом Топаза. В качестве скрепления мира Эрик брал в жены дочь Баалхамона, а их будущий ребенок объявлялся наследным принцем Топаза.

Это сделка не понравилась аристократии ючителле, но все были единодушны в том, что лучше пусть Эрик будет законным правителем Топаза, чем его врагом. Тем более что никто всерьез не верил, что Баалхамон может умереть. Ему было уже более трехста лет и он пережил правнуков большинства своих врагов.

Эрик приехал на свадьбу в Топаз с небольшой свитой диких северных варваров. Он вел долгие переговоры с Баалхамоном наедине в железной башне. Свадьба прошла там же. Невеста была в длинном белом платье с густой вуалью. За всю церемонию она почти не двигалась и не произнесла ни слова, подтверждая супружеские клятвы лишь кивком головы. Никто так и не узнал кто она была. На следующий вечер Эрик и его невеста в закрытой повозке уехали на север. Баалхамон провожал их молча, стоя на парапете Башни. Хоть 20 лет до этого никто и не подозревал, что он еще способен стоять на своих ногах.

Через 13 лет после этого Баалахамон умер. Когда похороны закончились перед погруженным в траур городом появилась непонятно откуда взявшаяся армия мертвецов. В течении ночи город был сожжен дотла. Сгорело все, и прекрасные дворцы, и храмы и даже суда из гавани не смогли спастись. Железная башня спеклась в огромную каплю расплавленного металла и с шипением стекла в море. Но более, чем о тысячах невинных людей, погибших в огне жестокой смертью, мы, историки, скорбим о сгоревшей Великой Библиотеке, которой не было равных во всем мире и уже не будет никогда.

Госпожа

Дева Башни

Кайла Ферра убила свою сестру близнеца Бьянку когда ей было 9 лет. Она задушила ее с помощью колдовства, а потом на всякий случай сбросила с лестницы.

Сестра никогда не нравилась ей, особенно ей не нравилось когда за выходки сестры доставалось ей, ведь почти никто в Башне не мог их различить, поэтому в случае чего наказывали обеих. Было лишь одно важное свойство, которое позволяло отличить близняшек. Кайла была талантливой ученицей своей матери, а Бьянка совершенно лишена колдовского дара. Отец часто шутил что магический дар был отмерен им поровну как и всем остальным сестрам, но Кайла забрала долю сестры еще в утробе матери.

Почему Ферра? Дело в том что фамилию (как впрочем и имя) Баалхамона никто не знал. Поэтому дочери так или иначе унаследовали фамилию матери. Тем более, что Ферра в прошлом был славный и древний род, впрочем полностью уничтоженный Баалхамоном в процессе прихода к власти. В живых осталась лишь Диана, мать Кайлы и остальных сестер. Она прожила с тех пор еще более 200 лет, погруженная в магический сон. Никому кроме Баалхамона не было известно, где находится ее тело. Во снах она говорила с дочерьми, обучала их магии и аристократическим манерам.

Баалхамон, узнав о том, что одна из его дочерей убила другую, воспринял эту новость на удивление спокойно. Казалось, как будто он даже доволен случившимся. Однако виновница была наказана. Наказание было столь же странным как все прочие поступки Короля.

Ты распорядилась жизнью сестры, не имея на то никакого права. – Сказал Кайле старый колдун – теперь ты должна ей жизнь. И ты отдашь долг. Сегодня умерла Кайла, а Бьянка жива и будет жить среди нас. Так будет справедливо.

О том что мертвая дочь – Кайла Баалхамон объявил замковой челяди и остальным дочерям. Кайле же он запретил говорить правду под страхом смерти. Кайла боялась отца больше чего бы то ни было. Мать рассказывала ей, что предыдущий правитель Топаза вырвал собственное сердце, пытаясь избавится от пожирающих его изнутри червей.

Когда Бьянке объявили о том, что ее выдадут за Хаматабна она подняла бунт. Хаматабн не был ей противен, он был просто безразличен. Истинной любовью Бьянки была свобода. Ее сокровенной мечтой и тщательно хранимой тайной было желание покинуть Железную Башню, эту мрачную, вечно пронизанную полумраком тюрьму со всеми ее закрытыми дверями, потайными комнатами, узкими винтовыми лестницами и запахом страха. Выйти замуж за ученика отца означало остаться в Башне надолго. Может быть навсегда.

Запершись в своих комнатах она стала готовить побег. Решив, что Баалхамон вряд ли сразу захочет ворваться к ней и принудить к замужеству, а изберет скорее тактику запугивания и давления, она думала, что у нее есть как минимум пару недель чтобы осуществить свой план. Но атака на покои Бьянки все же произошла. За ней пришли ее собственные сестры. Астарта и Герра, обе как и Нера и Кина любовницы Хаматабна, движимые ревностью и злобой. Атака была внезапной и смертоносной. Бьянке потребовалось вся ее сила, чтобы пережить первый удар и позвать на помощь. Когда слуги и Баалхамона прибежали на помощь, атакующие уже растворились в темноте. Бьянка потеряла глаза, лицо и большую часть кожи. Любой человек на ее месте умер бы, но она цеплялась за жизнь с нечеловеческим упорством. Несколько лет она провела прикованная к постели. Лишь прерывистое свистящее дыхание выдавало в ней живого человека. В эти годы ее единственной собеседницей была мать, которая все также разговаривала с ней во сне. Потом появилась Флора. Флора приходила в комнату сестры и рассказывала ей обо всем что происходило в Башне. Ради Флоры Бьянка вновь научилась говорить. Ее голос звучал очень странно и больше был похож на свист или шипение, но Флора научилась ее понимать. А вскоре Бьянка научилась произносить заклинания а затем и ходить.

Хотя Бьянка могла теперь самостоятельно покидать свою комнату она делала это редко. Во-первых такие прогулки давались ей тяжело, в во-вторых слуга, столкнувшийся с ней в темном коридоре, умер от сердечного приступа. Бьянка узнавала обо всем происходящим в Башне от Флоры. Отец навестил ее лишь один раз, чтобы напомнить ее о том, что ее помолвка все еще в силе и он рассчитывает на то, что Бьянка выполнит свой долг, а также сообщил ей о том что ей разрешается входить в обсерваторию и читать его колдовские книги.

Смерть Герры была ужасной. Бьянка выбрала одно из самых жутких заклятий Баалхамона. Астарта к тому времени уже давно вышла замуж и покинула Башню, поэтому ее, справедливая кара настигла лишь спустя много лет.

Второй верной подругой Бьянки стала Тиннит. После рождения Тиннит мать больше не появлялась в снах своих дочерей. Бьянка считала, что она умерла при родах. Поэтому Бьянка сама учила Тиннит всему, чему могла ее научить, хотя обе они знали, что Тиннит суждено умереть. Тиннит всегда говорила что предпочтет умереть человеком чем жить чудовищем. Бьянка всегда молчала в ответ, но они обе понимали что это значит.

Когда Хаматабн, теперь именуемый Эрик, приехал в город за Бьянкой, она знала свою судьбу. Накануне Бьянка помогла сбежать Флоре. Ее старый план побега, которым она, увы, не успела воспользоваться сама, сработал безукоризненно.

– Плыви на юг, через море и беги до тех пор, пока не достигнешь земель, в которых никто никогда даже не слышал о существовании нашего города. Иначе вскоре я или мой муж найдем тебя… – напутствовала она сестру.

Душелов

Нера Ферра была седьмой дочерью Короля-колдуна Баалхамона и Дианы Ферра.

Почему Ферра? Дело в том что фамилию (как, впрочем, и имя) Баалхамона никто не знал. Поэтому дочери так или иначе унаследовали фамилию матери. Тем более, что Ферра в прошлом был славный и древний род, впрочем, полностью уничтоженный Баалхамоном в процессе прихода к власти. В живых осталась лишь Диана, мать Неры и остальных сестер. Она прожила с тех пор еще более 100 лет, погруженная в магический сон. Никому кроме Баалхамона не было известно, где находится ее тело. Во снах она говорила с дочерьми, обучала их магии и аристократическим манерам.

Детство Неры в Железной Башне Топаза нельзя назвать счастливым. Башня была для нее прежде всего тюрьмой. Нера в совершенстве изучила эту мрачную, вечно пронизанную полумраком тюрьму со всеми ее закрытыми дверями, потайными комнатами, узкими винтовыми лестницами и запахом страха. Иные тайны так и не открылись ей. В частности она многие годы искала покои матери, но так и не смогла найти их. Зато она нашла потайной ход, ведущий на крышу, и нередко по ночам, чтобы не быть замеченной, выходила туда и любовалась на огни Топаза и темную гладь моря на юге.

Нера знала все обо всех. Она могла часами прятаться в пыльной нише под потолком, чтобы подслушать разговор проходящей мимо прислуги. Она знала что ее сестра Бьянка убила другую ее сестру, когда ей было девять лет. Знала что в городе аристократы мечтают убить ее отца, но страх перед ним сковывает их прочнее цепей.

Баалхамон говорил, ей что звездами ей уготовано великое будущее. Что-то еще про судьбу, Век Величия и власть над миром. Баалхамон говорил, что скоро родится ее брат, которому уготовано стать Царем. Она же должна будет стать его помощницей и опорой трона. Баалхамон был безумен.

Но больше чем отца она боялась Хаматабна, его ученика. Однажды Нера заглянула в его глаза и увидела в них страсть. Всепоглощающую непреодолимую жажду власти. Хаматабн притягивал ее как огонь притягивает мотыльков. Она могла целыми днями следить за ним, за каждым его шагом.

Однажды Нера видела как он занимался любовью с ее старшей сестрой Геррой. Тогда она решила соблазнить Хаматабна, стать его любовницей вместо сестры. Она знала что Хаматабн такой же пленник Башни как и она сама. Привилегированный, но пленник. Нера рассказала Хаматабну про потайной ход на крышу и про то, что смогла стащить один из волшебных летающих ковров отца. Она сказала, что если он готов жениться на ней, то они могут вместе улететь из Башни.

Хаматабн отнесся к плану побега довольно прохладно, но благосклонно принял ее любовь. Как Нера выяснила позже многие из ее сестер побывали в его постели.

Все изменилось, когда Баалхамон объявил что одна из его дочерей станет женой Хаматабна. Это означало стать принцессой и наследницей Башни. Нере было тогда 24 года. Она пришла сначала к Хаматабну, а потом к отцу и убеждала их, что именно она должна стать той на ком женится Хаматабн. Она рассказала Баалхамону все, про ее отношения с его учеником, но безумный колдун остался непоколебим. Невесту Хаматабна должны были указать звезды.

В ту ночь когда Баалхамон и Хаматабн заперлись в обсерватории, чтобы определить имя невесты, вся башня, казалось, замерла. Нера могла поклясться, что слышит как точат ножи и повторяют боевые заклинания ее сестры. Нера тоже хорошо подготовилась. Она окружила себя защитными заклятиями и перепрятала ковер поближе к крыше. Пусть звезды не подвластны ей, но ее собственная судьба в ее руках. Оставалась одна деталь. Отец несомненно бросится за ней в погоню. Сама мысль об этом заставляла ее дрожать. Его надо было как-то отвлечь.

Вскоре слуги объявили всем жителям башни что избранница звезд – Бьянка. Весть была встречена с настороженным молчанием. Дочери, собравшиеся в большом зале, недоверчиво смотрели друг на друга. Самой Бьянки не было, она не вышла на оглашение результатов прорицания. Маленькая Флора испуганно пряталась за юбку кормилицы. Нера внимательно смотрела на лица сестер.

– Надо пойти к Бьянке сказать ей, – сказала Мира.

– Как хорошо, что это наконец закончилось, – сказала Абигайль и почти пятясь отошла к лестнице, ведущей в ее комнаты.

Астарта и Кина переглянулись. Нера решительно подошла к ним. Следом подошла Герра. Нера понимала что каждая из любовниц Хаматабна чувствует горечь своего поражения. Она легко подтолкнула их к мысли, что единственный способ исправить произошедшее – убить Бьянку. Мертвая не станет невестой Хаматабна и отцу придется выбрать другую. Нера даже не произносила этого вслух. Хватило пары намеков. Оружие и заклинание были наготове у всех четверых. Смешно, ведь буквально четверть часа назад они думали, что используют его против одной из них.

Они двинулись в сторону покоев Бьянки. Нера показала им потайной ход, который позволил проникнуть в ванную комнату Бьянки в обход главной двери, которая наверняка охранялась стражей и охранными заклинаниями. В темноте Нера отстала от сестер и, когда они ушли подальше, бросилась к лестнице на крышу. Пока она поднималась наверх снизу раздался грохот и крики “пожар”. Нера схватила ковер из тайника и выбежала на крышу. Она надеялась, что суматоха, поднятая убийством Бьянки, даст ей необходимую фору и когда все уляжется она будет уже достаточно далеко от Башни. На крыше дул сильный ветер. Небо светлело, но солнце еще не встало. Хаматабн ждал ее там.

– Отдай ковер, Нера, и возвращайся в башню, – сказал он.

– Это мой ковер, – ответила Нера, – но, возможно, на нем найдется место и для тебя.

Тогда он ударил ее. Удар был сильный словно кузнечный молот. Как будто со стороны Нера видела как голубыми искрами распадались ее защитные заклинания, как безвольно повисла раздробленная рука. Казалось, все это происходит не с ней, а с кем-то другим. Следующий удар перебросил ее через парапет башни. Падение длилось, казалось, целую вечность. Летя спиной вниз, Нера провожала глазами черный квадрат волшебного ковра, стремительно улетающего на север.

Охотник и жертва

Нера выжила после падения с Башни. Мага не так-то просто убить. Придя в себя, она отползла в какую-то подворотню, подобно раненому животному. Утром ее нашли бродяги. Первого из них, который хотел ее ограбить, она задушила. Остальные стали ее слугами.

Нера провела в Топазе еще полгода, пока срастались кости. Местные отбросы общества прозвали ее Душитель. Ненадолго она стала повелителем городского дна. Бесшумная и смертоносная, она прятала лицо и говорила разными голосами, мужскими и женскими. Подобно тени, она скользила по ночным улицам города, слушая слова из раскрытых окон, читая следы на мостовой, наблюдая за жизнью людей, так непохожей на ту, что она вела в Железной Башне. Все это время она боялась, что отец станет искать ее. Но сильнее страха было ее желание найти Хаматабна. Она не знала точно зачем. Чтобы убить его или чтобы доказать, что она достойна быть с ним. Так или иначе, но за нанесенное ей поражение она должна поквитаться.

Через полгода с небольшим отрядом всадников она двинулась на север. Люди, которые следовали за ней, были убийцы и воры. Солдаты Душителя. Они следовали за ней, потому что верили в то, что она непобедима. А еще потому, что она платила золотом и карала смертью.

Душитель не знал куда направился Хаматабн, но знал что найдет его. Такой человек не может пропасть, всюду, куда бы он ни пошел, он будет оставлять след. Душитель искал след могущественного колдуна, взявшегося неизвестно откуда и обретшего власть.

Проехав на север через Вий, занятый внутренними дрязгами и пограничными стычками с Теллекурре, отряд Душителя легко преодолел границу королевства Гленн. В этом королевстве с незапамятных правил Король-колдун Телекурре по имени Мирдан Бирн. Появление нового могущественного мага не прошло бы незамеченным, но в королевстве все было спокойно. Проведя в Гленне несколько месяцев Душитель двинулся на запад в город Медополь.

Медополь – крупный портовый город на побережье океана был протекторатом Гленна, но фактически управлялся автономно городским капитулом и домами торговцев. Здесь также находилась крупнейшая на западе верфь. Что толку гоняться за Хаматабном по всему свету. Надо просто сесть там, куда сходятся новости со всего мира, и ждать, когда он сам обнаружит себя. Медополь казался подходящим местом.

Используя магию и награбленное в Топазе золото, Душитель вскоре обзавелся торговым подворьем и парой кораблей, войдя в круг местной аристократии под именем Дункан Торн. Торговые дела так увлекли его, что на время он даже забыл о своей навязчивой цели. Примерно в то время его сестра Мира вышла за Кулана Бирна, принца Гленна. Дункан прибыл в столицу с грузом заморских тканей для свадьбы, и после торжества улучил возможность скрытно переговорить с сестрой.

Вести из дома обнадеживали. Баалхамон, казалось, забыл о пропавшей дочери. Но и о Хаматабне слухов тоже не было. Договорившись с сестрой обмениваться вестями Дункан вернулся в Медополь. Его торговое предприятие процветало и богатело день ото дня. Лишь два обстоятельства смущали его коллег по торговой гильдии – Дункан не был женат и, казалось, вовсе не интересовался женщинами, вместо этого он окружал себя разными странными людьми, наемниками, бывшими пиратами, беглыми каторжанами и иными отбросами общества.

Спустя 6 лет, в 112 году до С.В., Гленн сотрясло страшное землетрясение. Медополь оно почти не задело, но столица, город Оплот, была почти полностью разрушена. Сразу как пришли вести об этом Дункан оседлал коня и поскакал к столице. Он опоздал. Мира погибла вместе с мужем, раздавленная руинами своего дворца. Однако следы землетрясения несомненно указывали на то, что его источник имеет магическую природу. Дункан знал лишь двух колдунов, способных на такое, но Баалхамон не стал бы убивать таким образом свою дочь. Почерк Хаматабна был узнаваем.

Ужаснувшись увиденному, Дункан принял решение покинуть Медополь. Он был не готов к противостоянию с Хаматабном, теперь это стало очевидно.

Пожиратель Душ

Корабль с черными парусами, флагман Дункана, отплыл на запад вслед за заходящим солнцем. С западных островов порой привозили диковинные золотые амулеты и маски, некоторые из которых несли на себе следы мощной и диковинной магии.

Там, на Острове Крови, Дункан убил верховного Гинку, жреца Касиконурихапока Бога Крови, и стал вместо него править островом. Бог даровал ему новое имя – Пожиратель Душ. Следуя своей религии, аборигены исправно приносили юношей и девушек в жертву своему богу. Их сердца вырывали на вершине пирамиды и пролитая кровь текла по ступеням вниз к земле.

С каждым съеденным сердцем сила Пожирателя Душ росла. Тени убитых стояли за его спиной, подобно ему одному видимому войску. Иногда он разговаривал их голосами. Прошли годы и Пожиратель посчитал, что насытился кровью. Жрецы Касиконурихапока научили его всему чему могли.

Команда его корабля по большей части умерла от ядовитых насекомых и тропических болезней, да и сам корабль пришел в негодность. Поэтому Пожиратель Душ отправился на восток на лодке из выдолбленного ствола дерева.

Это было чистым безумием, пытаться пересечь океан на такой посудине. Но Пожиратель был достаточно безумен. Голоса теней спорили с рокотом волн и покрикивали раскаты грома. Спустя два месяца плавания, обломки лодки и Пожирателя выбросило волнами на скалы к северу от Медополя. Всех прочих, кто отправился в плавание вместе с ним забрал океан.

За прошедшие десятилетия Медополь почти не изменился. Никто, конечно, не помнил уже о Дункане Торне, а его торговый дом давно разорился, но воры, убийцы и иные обездоленные в городе не перевелись. Собрав свою небольшую “армию”, Пожиратель Душ двинулся в Воландер. Туда безошибочно вели его голоса теней. Там ждал его Хаматабн. Все сомнения были отброшены. Пожиратель хотел убить Хаматабна и испить его душу, ибо для них двоих мир был слишком тесен.

Пожиратель нашел его. Хаматабна теперь звали Эрик. Он был королем здешних земель. Недавно он присоединил к своему королевству Гленн и Вий и теперь возвращался в свою столицу Кедрагорн почти без охраны.

Пожиратель и его люди устроили засаду на узкой дороге в холмах на границе Воландера и Гленна. Это зловещее место было когда-то капищем местных варваров, но перестало использоваться по назначению, когда здесь проложили дорогу.

Когда карета Эрика, окруженная двумя десятками всадников, въехала в ущелье, с обеих сторон на них посыпались камни и отравленные стрелы. Свита Эрика и лошади, которые везли карету, погибли почти сразу, но сама карета осталась невредимой. Но вместо Эрика на встречу Пожирателю из кареты вышла женщина в белом платье с лицом, закрытым плотной вуалью.

Пожиратель атаковал ее всей своей колдовской силой. Тени кружили над каретой чудовищным вихрем, издавая вопли похожие на крики умирающей чайки. Но фигура в белом была несокрушима. Тогда Пожиратель произнес древнюю формулу власти: “Истинно именую тебя Бьянка Ферра”.

В ответ женщина в белом атаковала, впервые с начала боя. Казалось, небо рухнуло на землю, кровавая волна залила Нере глаза, тени падали и, корчась в судорогах, умирали.

А потом пришел Он.

– Я не ошибся в выборе невесты, – сказал Эрик и железным серпом разрезал грудь Неры, извлекая сердце.

Так Нера Ферра умерла и стала Взятым по имени Душелов.
Tags: larp, lrpg
Subscribe

  • Валлетта и укрепления Мальты

    Продолжу писать про прошлые путешествия. На Мальте мне довелось побывать осенью 2014 года. Мальта – небольшое государство, состоящее из двух…

  • Карелия

    Поскольку заграницы по большей части закрыты, а лето подходило к концу, решили заняться так называемым “внутренним туризмом” и съездили в Карелию.…

  • Каркассон 2012

    Пока все равно планировать новые путешествия не получается, продолжаю разбирать архивы. Каркассон: В 2012 году мы с друзьями поехали на машине по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments